Смысл чайной практики

Древняя традиция Чайного Пути (Ча Дао) изначально ориентирована на достижение человеком той особой озаренности ума, в которой происходит безболезненное слияние субъекта и объекта. Путь чая веками предоставлял возможность освободить сознание от привычной склонности разграничивать вещи и закреплять за ними безжизненные понятия. В этом чайная практика созвучна древним методам культивирования сердца и духа. Эволюция дерева проходит несколько основных фаз: зарождение, проявленность в форме, становление и изменение. Так происходит постоянное движение изнутри наружу. Подобно дереву, человек в процессе чаепития раскрывается целиком, расширяет свое внутреннее пространство и проявляет свою первооснову. Чайное действо позволяет созерцать поэтапное оформление жизненности всех мировых вещей. Мы видим, как из неясных истоков совершается преобразование элементов бытия и обретение ими различных обличий. Мы открыты для того, чтобы воспринять расцвет жизненного начала каждого из них.

Если мы постигаем вкус, а соответственно, суть чайного напитка непосредственно, без всякого разделения на того, кто его потребляет и то, что потребляется, достигается вхождение в само действо процесса, не имеющего ни начала, ни конца. Если мы даже не стремимся к осмыслению самого факта чаепития, а просто пребываем в этом факте без остатка - нам становится доступным переживание истины нашего настоящего. Эта истина целиком очищена от всех целей и намерений. Пространственно-временные связи не могут здесь проявить себя, но появляется живая возможность узнать путь древних мудрецов. Из опыта нашего прямого взаимодействия с чаем зарождается пробужденное видение реальности.

Дух чая наделен удивительным качеством преображения восприятия, превращая его из мирского в сакральное. Стирая ярлыки и понятия явлений, он возвращает их в лоно срединности, где все общемировые связи пребывают в изначальной гармонии.

Взаимодействуя с сутью чая внутри единого процесса, не отмеченного никакими причинами, мы открываем для себя подлинное бессмертие каждого нашего мгновения жизни. Ведь теперь эти мгновения не цепляются за образы ушедшего прошлого и не устремляются в неясное будущее. Есть только то, что есть сейчас и здесь в каждом движении, в каждом глотке. Все предметы нашего привычного окружения внезапно обнаруживают признаки абсолютного совершенства. Каждая неприметная прежде деталь проявляет полноту свойств всех мировых явлений. Но эти предметы перестают быть «предметами». Их никак невозможно применить или использовать, поскольку они пронизаны живым непосредственным бытием. Они теперь «вселенские вещи». Понятные умозрительному уму обозначения, определения и категории в один миг становятся условными. Узнав, таким образом, первичный облик мира в переживании чайного действа, мы перестаем воспринимать явления в контексте их смысловой принадлежности. Мы способны теперь читать в них события всеобщей мировой деятельности, которая из тайного первоначала извергает вовне метаморфозы бесчисленных вещей. Все эти вещи неутомимо перетекают друг в друга и так же неутомимо меняют свой облик. Путь безупречной чайной практики помогает нам осознать их непостоянство и глубинную бессущностность. Так, преодолевая границы наших относительных представлений о мире, мы однажды сумеем совсем другими глазами увидеть истину нашего происхождения в этой безличной Вселенной. Познание вкуса чая можно уподобить познанию вкуса самого Мироздания. Через постижение его тончайших оттенков постигается вся совокупность явлений. Все эти явления представляют собой неразрывное единство, но в то же самое время, наделены свойствами единичностей. Каждое явление, каждая вещь полностью пусты, то есть лишены собственного содержания.

Искусство употребления чая, приостанавливая активность ума, дает нам погрузиться в эту пустоту. Но подобная пустота вовсе не является безжизненной. Она постоянно движется, изменяется и совершенствуется. Прекращая разграничивающую работу сознания, мы попадаем в пространство неоформленных вещей, которые еще не успели разделиться на свои противоположности по признакам Инь-Ян. Соответственно и озарение, переживаемое сознанием в опыте чайного действа исследует эту беспредметную область до-форменного, где все явления еще находятся в качестве семян бытия. Отсюда происходит и та важность деталей и элементов чаепития, выстраивающих единую линию концентрации на происходящем действе. Правильно организованный процесс чаепития, так же как и медитация, неуклонно разворачивает сознание человека к собственной первоприроде.