Лу Юй и «Чайный канон»

 

Эпоха правления одного из преемников Сюань-цзуна Дай Цзуна была отмечена важным событием: появлением Чайного Канона (Ча Цзин), труда, обобщившего и систематизировавшего все известные на тот момент знания о чае. Время такого сочинения пришло, так как к концу 8 века культура чаепития в Китае окончательно сформировалась во всех своих основных аспектах: техническом, ритуальном и духовном. Необходимым стало подвести под нее прочное теоретическое основание, а также углубить историю, то есть в характерной для китайцев манере связать появление чайной традиции с первопредками китайской цивилизации.
Создатель «Ча Цзин» Лу Юй прожил жизнь, полную превратностей судьбы. Ребенком трех лет его нашли чаньские монахи монастыря Цзинлин Лунгайсы. Именно они выбрали ему фамилию Лу, что означало «лебедь»и имя Юй, что означало «оперение». В течение нескольких лет Лу Юй жил в Лунгайсы, обучаясь у своих первых наставников сидячей медитации, знанию основных буддийских сутр, каллиграфии и различным способам приготовления чая. Он готовился со временем принять полные монашеские обеты и посвятить свою жизнь служению Будде.
Однако, внутренние проблемы назревали в сознании подростка и его мятущаяся душа искала жизненного разнообразия. В тот период он так и не смог найти покой внутри себя. Измученный сомнениями, Лу Юй решил уйти из монастыря и присоединиться к труппе артистов, странствующих по всей стране. Ему было тогда двенадцать лет. Испытания последующих бродячих лет Лу Юй описал позднее в своей автобиографии «Лу вэнъсюэ цзычжу-ань».
В определенный момент Лу Юй стал проявлять всевозможные творческие способности: от актерского мастерства до составления стихов. Этим он обратил на себя внимание губернатора Тай Шоу, который посоветовал юноше направиться в горы Хумэй-шань для обучения у знаменитого отшельника Чжоу Фуцзи. Там Лу Юй более углубленно освоил основы чань-буддизма, стихосложение и методы использования чая. Только после шести лет стяжания Пути в горах он вернулся в широкий мир.
В Хубэе Лу Юй свел дружбу с местным чиновником Цуй Гофу. Вместе они много бесседовали, обсуждая принципы буддизма, путешествовали, изучая воду разных горных источников и готовили чай. Но уже в 760 г. Лу Юй вновь стал отшельником. Он поселился у реки Тя-оси (округ Хучжоу) в окружении живописных холмов и рощ. Здесь, вволю предаваясь общению с водами и деревьями, Лу Юй осознал значение чайного пути, как одного из способов высвобождения исходной природы человека. Он целыми сутками бродил среди трав и камней и, как в известной проповеди мастера чань Юнь-мэня: «шел на север, юг, запад и восток, молотя палкой по сухим пенькам, сколько душе угодно.» Лу Юй обрел совершенный покой и безмятежность сердца. На реке Тяоси он, подобно мудрецам древности, созерцал первоначало вещей, из которого возникают Небо, Земля и все явления. Он прозрел великое Неизменное, порождающее бесконечные изменения Вселенной.
Сплетя себе сандалии из лиан, Лу Юй радовался восходу солнца над горизонтом и грустил на его закате, купался в холодных ключах вместе с рыбами и беспечно скитался по лесу, не тревожа ни птиц, ни зверей. Он собирал травы и чайный лист, пробовал воду из разных источников и нараспев декламировал сутры ветру. Именно на берегах Тяоси Лу Юй начал составлять главный труд своей жизни: Чайный Канон. В этой книге он отразил все известные на тот момент способы приготовления чая и разновидности чайного листа. Многие сорта чая были обнаружены самим Лу Юем и подробно описаны. Также были впервые систематизированы районы произрастания чая («восемь главных районов»). Лу Юй отразил историю открытия чая, знаменитые сюжеты, связанные с ним, и детально разобрал как виды чаепития, так и формы чайной утвари.
 
«Ча Цзин» сыграл основную роль при танской и последующих династиях в понимании структуры чая и в практике его использования. Не случайно этот труд фактически сразу получил статус Канона, рекомендованного к изучению наряду с классической литературой. Изучали его не только в миру, но и в даосских и буддийских монастырях. Сам Лу Юй после своей смерти был возведен в ранг чайного божества (ча шэнь), а его изображения сделались неизменным атрибутом всех помещений для чайной церемонии.

Выдержки из Чайного Канона:

Чай будет процветать зимой и на песчаных отмелях, вдоль рек, в горах, на холмах и по обочинам дорог. И даже в самые холодные зимы он не погибнет.

Здесь нет кратчайших путей. Просто собрать чай в тени и высушить его в прохладе вечера, это не значит изготовить его.

Если кому надо просто утолить жажду, то он может выпить рис и воду. Если неожиданно напала меланхолия, печаль или гнев, он может обратиться к вину. Но если кто желает рассеять вечернюю бесплодную апатию, то для этого предназначен чай.

О совершенстве чая решает рот.

Если принимать чай продолжительное время, это ускорит силу мысли.

 
Чай дает телу силу, уму удовлетворение, воле решительность, когда принимаем долгое время.

 

Ароматный чай успокаивает шесть страстей.

 

Умеренность – сущность чая.

 

Для изящной свежести и яркого аромата, ограничьте число чашек до трех.

 

Ккай К'кэй умер после болезни. Один из его близких членов семейства, чье имя было Ся-Хоу, последовал за ним в мир духов для расследования. Он потребовал своего коня и собирался отъезжать, когда тоже заболел. Его жена, надев головной убор и верхнюю одежду [в знак скорби и ожидания скорых похорон], пришла сидеть при нем; когда он пришел в себя, он был в своей кровати у западной стены дома. Первое, о чем он попросил, это была чашка чая.