Чайная поэзия уезда Аньси

 

С глубокой древности чайная культура Аньси была неразрывно связана с поэзией.

В начале Цинской эпохи в уезде Аньси стало появляться целое множество стихов, в которых описывались сцены чаепития и воспевались достоинства аньсийского чая. В те минуты, когда путешественники, странствуя по далёким чужим землям, с удовольствием вкушали душистый чай из родных краёв, наполняя сердце глубокой тоской по родине, в их головах под неистовой силой вдохновения начинали роиться замыслы будущих поэтических сочинений. Быстрая кисть порхала над свитком, оставляя в наследие потомкам целое множество прекрасных лиричных строк.

Гуань Сяньяо, служивший чиновником при дворе во времена правления императора Цянь Луна, написал восьмистишие под названием «Завариваю чай на талой воде». Это стихотворение Гуань Сяньяо сочинил одной зимней ночью, когда на улице был сильный снегопад и бесчисленные снежинки кружились в воздухе. Он набрал талого снега, развёл в печи огонь и на этой воде приготовил чай, который ему прислали из родного дома. Насладившись красками и запахом родных просторов, Гуань Сяньяо написал эти чудесные строки:

«Заваривать чай на талой снежной влаге лучше, чем на живой проточной воде, ещё не коснувшись горлышка сосуда, она уже пребывает в безмятежном спокойствии. Смотрю на кипяток, как только крабьи глаза начинают появляться в треножнике, завариваю листья, а в это время цветы лотоса тихо ставлю в вазу. Во рту рождается душистый аромат, всецело обволакивающий мои щёки, я ощущаю вкус просушенного на огне чая, и сразу же вокруг меня поднимается звонкая мелодия весны. Думы о доме, о семье не дают мне покоя, прибегну к своей старой привычке и, с благоговением обратившись лицом к белоснежным цветам, буду слушать, как журавли меняют ночные стражи[i]».

 


[i] Журавли по очереди содержат ночную стражу, когда одни спят, другие ходят вокруг и доставляют им во время сна совершенную безопасность. Потом, когда исполнится срок стражи, стерегущий, вскрикнув, обращается ко сну, а другой сменяет его.