История о чаепитии Пан Кая в горах Уишань

История о чаепитии Пан Кая в горах Уишань

-

«На девяти излучинах горного потока струится облачная влага, подобная вину. Очарование горных вершин отражается в чистом зеркале вод – и волнуются прелестные образы, поднимаются слабой волной». Однажды осенью в год синь-сы (1701 г.) в период царствования императора Кан Си на реке Цзюцюйси (Девять излучин), скрипя вёслами, проплывала маленькая рыбацкая джонка. На лодке присутствовало четверо человек. Один из них был одет в парадные одежды – длинный халат и короткую верхнюю куртку. Этот рослый, крепко сложенный мужчина лет сорока был не кто иной, как Пан Кай – начальник области Цзяньнин, который только что оставил служебный пост и отправился в путешествие по горам Уишань. Указывая друг другу жестами на живописные картины природы, странники обсуждали красоты горного пика Юйнюйфэн (Пик нефритовой девы).  

Когда путники шутили и смеялись, джонка вошла в небольшую протоку Сяоцзюцюй (Малая река девяти излучин). Здесь отрывался совсем иной мир. В этом местечке стояли ряды огромных каменных глыб – обломки скал, которые своим обликом напоминали могучие утёсы. Тут возвышались отвесные стены гор, ввысь уносились купола обрывистых скал, вглубь устремлялись узкие расщелины и тёмные пещеры. Молодые ростки изумрудного бамбука опускались над водой. И бамбуковый плот кружился на зеркальной поверхности, огибая препятствия, поворачивал то влево, то вправо, словно преодолевал излучины извилистой реки Цзюцюйси.

Пан Кай и его друзья покинули лодку и поднялись на берег. Там они увидели домик, крытый соломой. На нём была подвешена полотняная вывеска чайной лавки. Продавец чая, настоящий мастер своего дела, громко зазывая покупателей, сновал туда – обратно и заваривал ароматный напиток. Пан Кай сказал: «Пусть нам заварят чайничек утёсного чая, и мы отправимся в то живописное местечко, будем наслаждаться душистым настоем, любоваться окрестными пейзажами и вести неспешную беседу». Как только хозяин чайной услышал о том, кто посетил его заведение, он немедленно приказал продавцу заварить самого лучшего чая.

Пан Кай и его спутники обогнули вершину утёса и приблизились к гроту Цзиньцзидун (Грот золотого петуха) на пике Сяоцзанфэн (Малая сокровищница). Они подошли к нему так близко, что, казалось, рукой можно было достать до старины, скрывающейся в пещере. Отсюда, с высоты птичьего полёта, путешественники взирали на протоку Сяоцзюцюй. Отвесные утёсы и крутые скалы были похожи на большие яйца, прозрачные потоки цвета лазури кружились в водовороте, высокорослый бамбук легко колыхался на ветру, маленькие лодки гуляли по водной глади, качаясь на волнах – это была поистине райская обитель, царство бессмертных небожителей на земле. Пан Кай воскликнул: «Куда ни глянь – повсюду открываются прекрасные виды и чудесные пейзажи! Не хватит красивых слов, чтобы украсить стихами всё это великолепие!». Тут же он распорядился, чтобы ему принесли «четыре драгоценности рабочего кабинета» – кисть, тушь, бумагу и тушечницу. Пан Кай разложил на камне лист сюаньчэнской бумаги и быстро написал следующие слова: «Так много вокруг волшебных красот – глаза разбегаются, но всего не объять взором. И на скале я оставлю знак своей фамилии для грядущих поколений, чтобы помнили меня потомки». Затем он поставил свою подпись: Пан Кай, уроженец Шанцю.   

Спутники Пан Кая следовали позади него, неся принадлежности для чайной церемонии. В это время чай как раз заварился, и все присутствующие приступили к чаепитию. Как только Пан Кай, взял в руки чашку с горячим напитком, он ощутил яркий, насыщенный аромат орхидеи. Он сделал один глоток – и тут же его рот наполнился густым сладковатым благоуханием. «Отменно! Превосходно! Что за чай мы пьём?». Монах ответил: «Этот чай выращен среди пышного цветения и изящного очарования, вобрав в себя чистое дыхание гор и энергию прекрасных вод, он отличается твёрдым характером скал и лёгким цветочным благоуханием». «Он подобен благоуханию цветов орхидеи», – сказал Пан Кай. Услышав такие слова, монах воскликнул: «Так Вы настоящий знаток чая!».  Вечерело. Солнце садилось на западе. Пан Каю и его спутникам очень не хотелось расставаться с этим замечательным местом, но они всё же поднялись на рыбацкую джонку и вернулись домой. Потом монах распорядился, чтобы на скале вырезали надпись: «Так много вокруг волшебных красот – глаза разбегаются, но всего не объять взором. В этом месте пил чай господин Пан».